Meryl Strip in The post
драмы, трагедии и всякое серьезное кино,  кино, вино и сериалы,  новое сериало-кино

The post/Секретное досье (2017) и назидательный феминизм от Спилберга

После дела Голунова меня потянуло на фильмы про журналистов и их расследования. Их оверофига, потому что статьи регулярно становятся материалом для сценариев.

Начать я решила с одного из самых свежих — The Post/Секретное досье 2017-го. Дальше меня занесло в Spotlight/В центре внимания и махровую классику журналистских расследований — All the president’s men/Вся президентская рать. Кто знает, куда кривая выведет 😀

Краткое содержание

Фильм основан на реальной истории.

Начало 1970-х. Война во Вьетнаме идет уже больше десяти лет (или 15. Смотря, как считать). США при всей своей сверхдержавности никак не может победить.

Министр обороны заказывает исследование на 7 000 страниц про отношения США с Вьетнамом и его соседями (Лаос, Китай, Камбоджа). Как он выражается, для историков.

Один из его аналитиков окончательно разочаровывается в войне и правительстве. Он копирует часть бумаг и сливает газете The New York Times. Там начинают публикацию.

Президентом США в то время был Ричард Никсон (и вы знаете о его характере всё, что нужно, если смотрели “Футураму”). Он и его администрация подают на газету в суд и пытаются тормознуть публикацию, потому что это “вредит национальной безопасности”.

Но публикацию подхватывает газета The Washington post, которым тоже удалось раздобыть Пентагонские бумаги (про них на английском и на русском).

В центре сюжета редактор Бэн Бредли (на англ. и на рус. Его играет Том Хэнкс) и издательница Кэтрин Грэм ( на англ. и на рус. Её играет Мэрил Стрип). Он очень хочет “писать новости, а не читать их в других газетах”. А она пострадает сильнее всех в случае его провала.

Печатать или не печатать? Вот в чём вопрос. Что благороднее? (а дальше я не помню 😀 )

НЕ Уотергейт

Если вы когда-нибудь слышали про Уотергейт, то вам будет немного проще. Если нет, подождите, в следующих рецензиях расскажу))

Публикация Пентагонских бумаг — это то, что случилось ДО Уотергейта. Она превратила The Washington post из обычной местной газеты в национальное издание, которое читают по всей стране.

И только потооооом её журналисты вытащили Уотергейт на свет божий и способствовали свержению Ричарда Никсона.

То есть, это приквел к “All the president’s men/Вся президентская рать”. Не официальный, разумеется.

На экране сплошные реальные события и реальные люди. Причем, я так понимаю, изображено всё довольно достоверно. Только тут преуменьшают роль The New York Times. Ну, потому что кино-то про другую газету!

Актерский ансамбль

На роли второго плана позвали толпу хороших, но не очень известных характерных актеров. И они не подводят. Под конец я их даже начала различать 😛

А в центре великие Том Хэнкс и Мэрил Стрип. (Не люблю бросаться словом «великие», но тут точно уместно). Понятно дело, они круто играют. Они всегда круто играют, это не новость 🙄

У них, кстати, такая клевая химия на экране! Не сексуальная, а дружеская. Словно люди знают друг друга много лет. Собственно, Мэрил Стрип и Том Хэнкс явно знают друг друга много лет. На экране выглядит обалденно.

Окэ, возможно, с дружеской я поторопилась))

Кэтрин Грэм

Героиня Мэрил — вторая издательниЦА крупной газеты в США и точно самая известная. И первая женщина CEO в списке Fortune500.

Она стала главой медиакомпании и газеты The Washington Post после самоубийства мужа. (Она из очень богатой семьи и изначально газета принадлежала её отцу).

В фильме про это только обмолвятся. Но даже по англоязычной википедии понятно, что брак был не сильно счастливый, и вообще, про неё можно было отдельный фильм снимать.

Трудно быть первой

В любом случае, Грэм писала в своей биографии, что ей было трудно работать. Она была единственной женщиной на такой высокой должности среди её знакомых. (А в знакомых у неё были Кеннеди, ещё парочка президентов, Уоррен Баффет и, кстати, тот министр обороны, который заказал Пентагонские бумаги).

Ей не на кого было ориентироваться. Её не воспринимали всерьёз коллеги и сотрудники. Она признавалась, что сомневалась в своих знаниях и вообще не была уверена в себе (мужу за это отдельное спасибо).

Но ей повезло — в 70-е как раз разворачивалась вторая волна американского феминизма. Это изменило её отношение к своей жизненной ситуации. И она потом топила за равноправие в своей компании.

Кстати, редактора Бена Бредли, которого играет Том Хэнкс она сама наняла, а не от мужа унаследовала.

Она была издательницей The Washington Post 20 лет, в самый знаменитый период истории газеты.

Мэрил Стрип

Мэрил играет её в начале этого пути. Она здорово передает её неуверенность и уязвимость. У неё много реплик в духе “я никогда не думала, что на меня свалится такая ответственность”.

И нам показывают, как она с ней справляется. Как она переживает и старается. Как на неё влияет сексизм толпы белых мужиков вокруг. Они в ней неприкрыто сомневаются и ждут, когда она ошибется. Потому что не может же женщина быть хорошей издательницей! Она же женщина! 🙄

Но кончается всё хорошо и для неё, и для газеты. Она становится лидером.

Стивен Спилберг

Этот режиссёр в своих худших фильмах лучше подавляющего большинства режиссеров.

«Секретное досье» можно разбирать по сцене и показывать в киношколах каких-нибудь. Под заголовком “Смотрите, дети, как это делается”.

Если и вправду соберетесь смотреть, обратите внимание, кто где и как стоит в кадре. Он мастер мизансцены.

Вот, например

Ещё наблюдайте, как движется камера и как меняется угол съемки. Из-за неё сцены, где люди просто разговаривают, кажутся наполненными движением и действием.

По ходу, декорации строили специально, чтобы можно было снимать их с любой точки. Там есть сцены, где камера движется за героями через весь офис, не отрываясь. Это почти танец!

Но самый отпад — это когда он создает динамику в кадре с предметом. Там даже человека целиком нет. Только его рука барабанит по крышке коробки. А в коробке — те самые Пентагонские бумаги. То есть, напряжение создается от правильно выбранного ракурса и того, что вы увидели в предыдущей сцене.

Ещё у него можно учиться композиции. Некоторые сцены можно скриншотить и на стену вешать (если вы любите такого типа фотографию).

С актерами он тоже умеет работать. В фильме есть эпизод, где толпа журналистов дома у редактора. Они разбирают те самые бумаги. Все находятся в одной комнате, то есть, это замкнутое пространство. Но сцена динамичная! Потому что все говорят одновременно (как в жизни) и камера вокруг них движется.

В общем,  это кайф для меня!

Но при этом я не могу сказать, что я в восторге от фильма.

Про феминизм

Стивен Спилберг делает феминизм очень влоб и для дураков. Как будто там в каждом кадре с Мерил Стрип большими буквами неоновая надпись: «Смотрите как мы умеем в феминизм!»

Но мизансцена сама за себя говорит!:)

Мысли-то они дают верные: Владелица газеты потеряет больше, чем редактор, если газету закроют. Он устроится в другое место, а она что будет делать?

Она действительно храбрее. Но это так палевно сделано. Брр. И назидательно, как Лев Толстой в финале «Войны и мира»!

Я это говорю, как критик, который любит, чтобы мысли доносили доходчиво и не прятались за вычурными образами и метафорами.

Монолог героини Мэрил Стрип, что “раньше времена были другие. Я думала, что это норм, что мой отец отдал газету моему мужу, а не мне” взят из её мемуаров.

Понятное дело, в этом есть правда. Но звучит так, словно не только героиня, но и сам Спилберг оправдываются за то, что раньше не был открыто за феминизм.

Я рада, что такой известный режиссер вообще поднял эту тему. Да, лучше так, чем никак. Но у меня от этого осадок, как от “Капитанки Марвел”. «Корпоративный» феминизм лучше никакого. Но это на безрыбье. А у нас уже потихонечку начинает появляться нормальная рыба.

Итог

С таким составом и с такими актерами кино, естественно, приличное. Параллелей с Трампом выше крыши. Это занимательный и наглядный урок американской истории, в котором в кои-то веки журналистика похожа на четвертую власть. А не на толпу наглых папарацци.

Не уверена, что её стоит смотреть начинающим (и заканчивающим))) журналистам.  Потому что

а) олололололо реальная журналистика вообще не такая

б) в такие штуки трудно верить.

Дело Голунова — пока исключение. Круто, если народ продолжит в том же духе. Но насколько оно про журналистику, а насколько уже про Интернет и соцмедиа?

На мой взгляд, смотреть это стоит для повышения образованности(с) в области истории и/или режиссуры. И если вас не бесит назидательный феминизм от 72-летнего белого цисгетеро дядечки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

3 × 2 =