Hannah Gadsby on stage Nanette
кино, вино и сериалы,  комедии

Hannah Gadsby — Nanette/Ханна Гэдсби — Нанэтт 2018

Видели когда-нибудь в интернетах/слышали от противных знакомых такой вопрос: “Чо про этих ваших п$##$%в и лесбиянок теперь вообще шутить нельзя штоль?”

Дык вот, можно. “Nanette” Ханны Гэдсби — офигенный пример того, как это нужно делать.

А чо так можно было?

Я не люблю стэнд-ап и совершенно в нём не разбираюсь. Потому что там слишком много сексистских шуток и ненависти к женщинам, которую чуточку припорошили юмором.

Но оказывается, можно по-другому.

Ханна Гэдсби — комикесса из Тасмании, Австралия (И её акцент — это нечто. Шотландское Глазго нервно курит 😄 ). Она лесбиянка и, как она сама говорит, “incorrectly female”/неправильная женщина — издали её периодически принимают за мужчину.

Её шоу не похоже ни на одно юмористическое выступление, которое я видела в жизни.

В начале она шутит про свое место в LGBTQA сообществе. Мол, смотрела я по телевизору Марди Гра и думала: “А куда ходят тихие лесбиянки?” Это одновременно смешно и душераздирающе. И так работает большинство её шуток.

Точнее, нет. Это вызывает у меня такие эмоции.

Как работают шутки

А как работают шутки, как они строятся, она рассказывает сама. Они говорит, что они замораживают событие на пике, и вы никогда не узнаете финал. Но финал — это то, что важно для неё самой. Пока она не рассказывает историю до конца, она не дает себе её прочувствовать и жить дальше.

Ещё комикесса объясняет, что многие её шутки построены на самоуничижении/self-deprecating humour. Но если ты уже относишься к маргинализованному меньшинству и постоянно испытываешь давление и дискриминацию от общества, это не шутки. Это унижение себя на потеху публике.

Поэтому она говорит, что хочет уйти из стэндапа. Но идти ей особо некуда, потому что у неё образование в сфере искусства. А там для неё тоже места нет.

Кусок шоу про искусство вызывает у меня восторг. Во-первых, я люблю историю искусства. Во-вторых, она говорит чистую правду! Она излагает классический набор претензий феминисток к искусству и делает это смешно! И я подписываюсь под каждым словом.

Отдельный респект за историю про Ван Гога, страдания и цену искусства.

Мне интересно, как себя чувствуют белые цис-гетеро мужчины, когда смотрят это. Потому что Ханна Гэдсби фактически пытается заставить их почувствовать, как это — быть маргинализованной группой. Хотя бы на час

Она проговаривает, что смешит вас своей травмой, своей трагедией. Вас смешит то, что делает ей больно. Она заставляет на это взглянуть, и подумать, а что это говорит о вас?

К концу шоу превращается в нечто среднее между речью и исповедью. Комикесса выводит выступление на совершенно новый уровень, потому что она не скрывает свою злость и другие эмоции. И её искренность трогает меня до глубины души.

Это почти трагикомедия, только это не про каких-то выдуманных персонажей. Это про живого человека, который стоит перед вами и просит увидеть и признать её опыт.

Триггер-ворнинги

Такой стэндап я готова смотреть вечно. Собственно, я и “Нанэтт” уже видела несколько раз. После первого просмотра я рыдала, так что предупрежу-ка я вас на всякий случай о таком побочном эффекте.

И ещё она обсуждает мизогинию, гомофобию и насилие, совершенное на их почве. Так что триггер-ворнинг.

Но шоу стоит риска словить триггер. Ханна Гэдсби в какой-то момент говорит: “Чего бы я не отдала, чтобы посмотреть такое шоу в подростковом возрасте!” И да, я тоже. Но хоть сейчас посмотрю.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

16 + 20 =